Прожиточный минимум

29 марта 2008 / Ведьмочка / Просмотров: 16075

Ирина Владимировна с наслаждением прогуливалась по вечернему пляжу,
наслаждаясь свежим ветерком, пестрой толпой отдыхающих, вслушиваясь в
русскую и украинскую речь. Приятные мысли неспешно проплывали в сознании
молодой учительницы русского языка и литературы. Ей представлялось,
например, как она в одном из своих учеников угадывает недюжинные
способности, как помогает раскрыться молодому дарованию.
........................................................

Или - почему бы в
самом деле не помечтать? - Ирина Владимировна Зотова превращается в старую
заслуженную учительницу, на скромную, но достойную пенсию живущую в
небольшой уютной квартирке в блочном доме и здесь ее посещают бывшие
воспитанники. Один стал всемирно известным ну... Пусть орнитологом, другой
замечательный писатель, третий - дипломат... И все они с благодарностью
вспоминают, как Ирина Владимировна заронила в их юные души семена, давшие с
годами замечательные всходы.

Впрочем, молодая женщина не позволила себе слишком долго купаться в
море мечтаний - следовало подумать и о вещах более прозаических. Она
присела на одну из лавочек, раскрыла сумочку и тщательно пересчитала взятые
с собой на отпуск деньги. Комната недалеко от моря оказалась довольно
дорогой, но уютной и чистенькой - от нее не хотелось отказываться. Значит,
следовало несколько урезать себя в еде, может быть, отказаться от
одной-двух экскурсий.

Ирина Владимировна вздохнула. А в общем все это были пустяки: море
ласково шумело, вышла луна, не хотелось вставать и идти домой...

Вдруг Ирина Владимировна заметила эффектную даму в легком летнем
костюме, сшитом точно по фигуре. Помахивая букетиком цветов, та поднималась
вверх по тропке.

- Виола? - воскликнула радостно Ирина Владимировна.

- Да..., - дама живо обернулась и тотчас же раплылась в улыбке. -

Ирка!

Какими судьбами?

- Отдохнуть. А ты?

- Живу тут. Работаю.

- Тебя же вроде в Полтаву распределили?

- Перевелась, конечно. Ты где остановилась? У хозяев? Поехали ко мне,
поужинаем, повспоминаем!

- Поехали, конечно поехали! Надо же, как повезло - в первый же день в
совершенно чужом городе встретить университетскую подругу!

На одной из боковых улочек Виола уверенно подошла к роскошному
импортному лимузину, уселась за руль, приоткрыла дверцу:

- Ныряй. Чего стоишь?

- Виолка, это твой кар, что ли?

- Мой, мой! Что, не ожидала?

Ирина устроилась на переднем сидении, и машина, мягко фырча, плавно
стронулась с места. Виола вела стремительно, уверенно, почти по-мужски.

- `Мерс`, почти новый, - деловито пояснила она подруге. - Двадцать
тонн.

- Что? Такой... Тяжелый?

- Тонн - значит двадцать тысяч зеленых, дурашка.

- `Ничего себе! ` - ужаснулась про себя Ирина. - `Это же целое
состояние! И ведь Виолка из бедной семьи, помнится, вечно на беляши не
хватало... `.

Через несколько минут лимузин мягко затормозил перед небольшим
каменным особнячком в тихом районе. Сад освещали стеклянные разноцветные
шары, установленные на невысокие столбики в траве.

- Фазендочка у тебя будь здоров! - искренне восхитилась Ирина, когда
они вошли в переднюю, отделанную деревом с бронзой. - Неужели твоя?

- Пока нет, к сожалению. Снимаю. Накладно получается - почти штука.
Баксов, разумеется.

- Ничего себе! - выдохнула Ирина.

Дом был обставлен не без шика: дорогие немецкие обои, явно антикварная
люстра над обеденным столом, гнутая старинная мебель, даже рояль в
гостиной!

На полу - ворсистые упругие ковры.

Подруги прошли в специальную гостевую комнату. Здесь было не менее
уютно:

Угловой кожаный диванчик, стеклянный столик с подсветкой, резная
полочка с аппаратурой и компакт-дисками... Ирина впадала во все большее
недоумение.

Пока она усаживалась, осматривалась, Виола сняла с полки мобильный
телефон:

- Юра? На две персоны. Да, напитки помягче сооруди... Жду!

- Виола, я балдею! Ты что, за миллионера выскочила?

- Вот еще, зависеть от кого-то!

- Сама банкиром стала?

- Я учительница, как и ты. Сею разумное, доброе, вечное...

- Откуда же все это?

- Ну, милая моя, - хитро подмигнула Виола, готовя два
зеленовато-оранжевых коктейля и зажигая свечу. - Развратничаю понемногу...

- Развратничаешь? Шутишь, конечно?

- Нет, какие шутки! Богатых да любвеобильных теперь хватает.

- Послушай, но ведь это ужасно! Неужели ты говоришь правду? Неужели не
брезгуешь проституцией, чтобы жить роскошной жизнью?

- Послушай, Ирка, брось ты этот ханжеский тон. `Проституция! ` Я
просто веду, скажем так, свободный образ жизни. Нравятся мне мужчины,
понимаешь? И всегда нравились. И этим самым заниматься я люблю...

- Но не за деньги же! Стать продажной женщиной... Просто больно
слышать!

- Это пожалуйста. Переживай, если так хочется. Но и присматривайся,
соображай. А приглядишься - и сма скажешь: фу, какая же я была фефела! Так
и скажешь, можешь мне поверить! Ну-ка, откушай коктейльчика и забудь на
время о заблудшей учителке.

Коктейль действительно оказался на удивление вкусным.

- Вот молодая преподавательница вроде нас с тобой сколько может
заработать даже если ей дадут все возможности?

- Ну, на три-четыре прожиточных минимума натянуть можно.

- Правильно. Так вот, для меня это - пара минетов!

- М-минетов! Сосать... Эту гадость!

- Ну сказанула! Хуйки - они прелесть! Я особенно необрезанные люблю:

Возьмешь в кулачок, оттянешь вниз кожицу, розовая головка тут как тут
и ну давай расти да надуваться - чувствуешь себя прямо-таки
заклинательницей змей. Так и хочется его заглотить! Впрочем, что мы все о
сексе да о сексе?

Пора к столу. Проголодалась, небось?

В столовой, куда они перешли, все уже было готово для ужина. Ломтики
малосоленого лосося возвышались аппетитной горкой, торпедами на длинном
блюде лежали миножины, стояли канапе с икрой. На столике подальше горкой
пестрели фрукты. Целый бастион бутылок виднелся на передвижном столике.

Прислуживал молодой смазливый официант.

Подруги хлопнули по рюмке холодной водочки и приступили. Ирина
пребывала в смущении ума - она просто не знала, как себя вести. Встать и
уйти? Как-то невежливо уж слишком. Да и вкусно. И интересно. Почему бы не
понаблюдать необычную жизнь? Хотя... Что она, журналистка, что ли?

- Ты, я вижу, вся в раздрае, - заметила Виола мягко. - Жаль, что
сказала.

Подумала, по старой дружбе можно. Забудь... Не ломай голову над этим!
Выпей лучше винца. Отличное винцо!

- Вино действительно тонкое, - осторожно признала Ирина.

- Вот ты сейчас сидишь и размышляешь: чего я тут торчу? - спокойно
продолжала Виола. - Что я, без этого балычка не обойдусь? Погоди, дай
договорить. Но я вовсе и не думаю, что ты сидишь у меня ради севрюги с
хреном или дорогого виски. Ты не ушла, потому что не можешь придти к
решению: падшая Виола женщина - или нет? Ну не кажусь я тебе уж такой
падшей! Что-то тут не стыкуется. А не стыкуются, Ириш, реальная жизнь и
прописные представления о ней, вколоченные в нас родителями, системой,
всеми этими тетями и дядями...

- Постой, - вскинулась Ирина, - не станешь же ты утверждать, что
исполнять сексуальные капризы мужчин, да еще за деньги - это нормально?

- Сексуальные капризы мужчин, говоришь? - отозвалась Виола и щелкнула
пальцами. - Тогда смотри!

Официант включил боковое освещение и оказался перед столом как бы на
небольшой сцене. Поплыла медленная чувственная музыка. Танцуя, извиваясь,
он стал постепенно освобождаться от одежды. Ирина смотрела во все глаза -
ей еще не доводилось видеть мужской стриптиз. Официант, между тем, остался
в одних брюках. Что и говорить, его мускулистый торс - рельефная грудь,
плечи - способен был зажечь желание... Видно было, как под шелковистой
загорелой кожей перекатываются волны эластичных мускулов. Наконец, он
быстро скинул плавки - под ними оказались только узенькие-преузенькие
слипперы, не столько скрывающие, сколько подчеркивающие его мужские
достоинства. Повернувшись к подругам ромбовидной спиной, он чувственными,
скользящими движениями стал спускать трусики вниз, постепенно обнажая узкие
бедра и маленькие мускулистые ягодицы. Затем резко развернулся лицом, и
Ирина увидела мощную, раскачивающуюся перед самым столом пику.

Словно загипнотизированная, Ирина не отрываясь смотрела, как он, с
лицом, искаженным сладострастием, медленно мастурбирует в рассеянном
красноватом свете. Продолжала струиться музыка... Ирина вдруг почувствовала, что ее подхватывает
теплая, упругая волна. Она плотно сжала под столом ляжки...

- Юрик, обслужи гостью! - вполголоса скомандовала Виола.

Обнаженный мужчина с готовностью опустился на колени, его горячее
дыхание буквально опалило ноги Ирины, она поджала их под себя.

- Нет, не надо!

- Не стесняйся, за все уплачено! - довольно хохотнула Виола.

`Ах, это же те, нечистые деньги! ` - успела подумать Ирина. В
следующий миг горячие упругие губы уже покрывали страстными поцелуями ее
покрытые шелковистыми волосками икры, колени, гладкие ляжки. Голова
молодого человека оказалась у нее под юбкой, пальцы ласково мяли
треугольничек волос под трусами, время от времени проникали под тонкую
материю и достигали самого заветного местечка.

Ирина почувствовала сладкое головокружение и слабость. `Боже, неужели
это происходит со мной? ` - мелькнула странная мысль. `И этот прекрасный,
словно греческий бог молодой мужчина, его обнаженная спина, жадные губы`, -
она приоткрыла глаза и, не в силах более противиться натиску, мягко развела
ляжки.

Она и не заметила, как сокользнули на пол трусики, однако длинные
чуткие пальцы, осторожно разводящие ее влажные губки, заставили ее
вздрогнуть.

Никто никогда еще так не обращался с нею! Она даже не была уверена,
что это можно - скорее, это был ужасный, неслыханный разврат. Но черт
возьми, как же это было приятно...

Пальцы осторожно, словно лепестки попавшей под летний дождь розы,
раскрыли, расправили почти девственные губки, и вдруг Ирина ощутила жалящее
прикосновение самого кончика языка. Он мгновенно скользнул между малых
лепестков и пропал, скользнул снова и вдруг уперся в горошинку
сладострастия, странным, трепещущим движением подталкивая, перекатывая ее.

Ничего подобного с Ириной никогда не было - она чуть не закричала от
острого, пронзительного наслаждения! А язычок, между тем, работал все
быстрее и быстрее...

Виола с удовольствием наблюдала за первыми, сначала слабыми
подергиваниями голых ног, затем тело Ирины стали сотрясать все более и
более мощные судороги, и из ее полуоткрытых губ стали вырываться вскрики,
всхлипы, хрипы.

Вдруг она буквально забилась в кресле, откинувшись назад, выгнувшись
дугой, беспорядочно шаря перед собой руками. На пол полетели какие-то
салатницы, рюмки...

- Хорошо, Юрий, иди, - вполголоса распорядилась Виола и официант
выскользнул за дверь, ловко прихватив с собой охапку одежды.

Некоторое время молчали.

- А ты говоришь - исполнять капризы мужчин, - спокойно заметила Виола,
когда ее гостья приоткрыла глаза.

- Мне, пожалуй, пора, - слабым голосом проговорила Ирина.

- Ну куда ты сейчас пойдешь? Уже поздно, - возразила хозяйка. -
Оставайся, а с утречка пошлем Юрку за твоими вещичками. Лады?

Ирина не нашлась, что возразить. По внутренней лесенке они поднялись
на второй этаж. Спальня была выдержана в небесно-голубых тонах, Ирину
поразил подбор косметики на ночном столике, замечательные акварели на
стенах. Виола распахнула встроенный в стену шкаф - его недра являли собой
что-то вроде небольшой лавки, заполненной разнообразным эротическим бельем,
украшениями, ночными рубашками, халатиками.

- Пользуйся, чувствуй себя как у себя дома! - широким жестом
предложила хозяйка. - А мне пока нужно сделать несколько звонков.

Трудно было удержаться от соблазна и не примерить некоторые из
комбидрессов.

Ирина быстро скинула платье и устроила себе маленький праздник -
благо, за темно-голубой шторкой на стене оказалось широченное зеркало.
Наконец, она докопалась и до особенного кожаного белья. Да, узкий кожаный
бюстгалтер, поддерживавший ее и без того аппетитные груди, делал их еще

эффектнее.

Трусики, оставляющие открытым лобок и вход в пещерку, невероятно
заводили.

Стоило лишь представить, что прохаживаешься в этом бельеце перед
вожделеющим мужчиной...

Покопавшись еще немного, Ирина обнаружила и другие чудеса. Оказалось,
существуют на свете трусики, снабженные приспособлением, разводящим пошире
половые губы! Разглядывая себя в этом суперэротическом наряде, Ирина даже
позволила себе соблазнительно выпятить попку в сторону зеркала и широко
расставить ноги, чтобы понять: действительно ли и сзади будет виден розовый
вход? В этой не слишком пристойной позе и застала ее гостеприимная хозяйка.

- А ты, я вижу, времени не теряешь! - похвалила она подругу.

- Да я... Просто..., - залилась краской смущения Ирина.

- Да ты просто душка! - тоном знатока заметила хозяйка. - Я и не
знала, что у тебя такая миленькая фигурка. Иди-ка сюда, давай-ка примерим
вот это!

`Это` оказалось старомодными женскими панталонами - такие носили в
начале века. Ирина послушно натянула их на себя. Виола что-то надавила, и
Ирина почувствовала, что штанишки слегка нагреваются, а потом и влажнеют,
плотно прилипая к телу и обтягивая его. Под материей появляется слабенький,
а потом все более явственно возбуждающий зуд. Виола нажала еще какую-то
кнопку и Ирина почувствовала, что в промежности появился небольшой бугорок,
почти что горошинка. Постепенно он стал увеличиваться в размерах,
наливаться силой, твердеть и главное - точно напротив входа в пещерку.

- Боже, что это? - заволновалась Ирина.

Виола только посмеивалась, наблюдая за ее метаниями. Между тем,
бугорок превратился в небольшой член, настырно протискивающийся внутрь меж
половых губ и время от времени впрыскивающий в грот теплую, слегка
пощипывающую жидкость. Ирина почувствовала, что ее клитор неудержимо
твердеет. Она попыталась было спустить странные трусы, но материя плотно
приклеилась к бедрам. Она невольно стала ходить по спальне и членик между
ног тут же пришел в движение, зафыркал обильнее, стал проникать глубже и

глубже.

[1] 2

Категория: Лесбиянки | | печать


Только зарегистрированные пользователи могут оставлять в данной новости свои комментарии.