Страстная дружба

11 июня 2008 / Ведьмочка / Просмотров: 4042

Я не хотел с ней жить! И подавно, я не хотел на ней жениться. А вот Джил
именно этого и хотелось. Чтобы меня кто-нибудь дома ждал, - такого
минимального, но необходимого эффекта от замужества или сожительства она
нетерпеливо ждала. В этом желании много логики, и я ему сочувствовал,
поскольку не возражал бы и сам пожить с женщиной, но совершенно иного
склада, чем Джил.

Я тоже хотел бы придти в каменный дом на берегу озера или
океана, где бы меня ждала красивая, как Джил, женщина, которая уже
приготовила мне обед, но не, как Джил, ненавидящая готовить, чтобы дом был
чистым, чтобы женщина служила мне, счастливо засматриваясь мне в глаза.
Жизнь с Джил происходила бы в вечно неубранной дешевой квартирке,
жрали бы мы всухомятку, ее настроение менялось бы десять раз на дню, и ебля
- главная радость наших долгих отношений - превратилась бы в разовые скорые
перепихивания. Нет, в жены она не годилась. Как, наверно, и я - в мужья. На
последнее я напирал сильнее всего, чтобы не оскорблять достоинство Джил
указанием на ее никчемность в этом деле. Если бы я ей сказал, что она не
годится в балерины, то она согласилась бы с этим безо всяких обид, но не
дай Бог сказать женщине, что она не годится в жены - больнее удара не
нанести, хотя талант здесь требуется побольше, чем у балерины. В отношениях
с каждой любовницей наступает такой момент, когда никакие подарки, никакое
внимание ее не радует, и единственное, чего она желает, и единственное, что
ее излечит от недовольства и сварливости - это замужество - тотальное
свидетельство любви, которое она принимает всерьез и с тайным ощущением
победы над сопротивлявшимся любовником. С каждым месяцем недовольство Джил
усиливалось. После нескольких оргазмов хорошо хоть, что не до, а то они
могли бы и вовсе не возникнуть у нее между нами неизбежно возникал разговор
о безысходности наших отношений, и ее настроение становилось беспросветным.

Я одевался и уходил. С великим освобождением и счастьем я несся по
автостраде домой и поздравлял себя с очередной победой, ибо если мужчина
выеб женщину без денег и без наложения на себя обязательств по продвижению
в сторону брака, значит он выиграл бой. Ведь в глубине души женщина всегда
презирает мужчину, который женился на ней, поскольку женитьба для мужчины
это акт слабости. Он уступает требованиям общества вместо того, чтобы
следовать требованиям своих желаний. Итак, если мужчина не женится на
женщине, то она его начинает ненавидеть, а если женится, то она его
начинает презирать. Но, как известно, до любви гораздо ближе от ненависти,
чем от презрения. Я дружески посоветовал Джил искать мужчину, который бы
исполнил ее брачные мечты, а пока ебаться со мной. Мне с ней было сладко,
и, признаться, я представлял со страхом, что я когда-нибудь буду без нее,

но мне было еще страшнее представить, что когда-нибудь я буду только с ней.

Наши прежние отношения строились на презумпции моногамии как Джил того
желалось. Я же ей внушал, что моногамия и прочая верность вовсе не являются
доказательством любви. Ведь теперь уж все признались-перепризнались, что в
фантазиях измены всякого рода процветают, как в тропиках. Задача общества в
том, чтобы не позволить фантазиям превратиться в реальность. А раз
естьжелание, то разве не является самым естественным попытаться
удовлетворить его для того, кого любишь. Истинная любовь будет стремиться
моногамию уничтожить, ибо моногамия противоречит фантазиям возлюбленных, а,
значит, и их сексуальной жизни. Так что, если ты требуешь верности от
партнера, то это эгоизм. Если же ты принуждаешь к верности себя, то это
самоистязание. Истинная моногамия уже заложена в мужчине природой, и она
заключается в том, что, если перед тобой лежит десяток голых баб, то ты
выбираешь одну, в которую хочешь кончить. В этом и состоит единственность
женщины, ибо ты не можешь кончить одновременно в нескольких. Вот в чем
настоящая суть моногамии. Джил в ответ на мою теорию пыталась уничтожить
меня словом циник. Что ж, - думал я, но вслух не говорил - женщины
ненавидят цинизм, потому что с его помощью мужчине удается избежать
женитьбы. Джил была исключительно ревнива и бесилась от одной только мысли,
что я могу совокупляться с кем-либо еще. Я же не тревожился, представляя,
что она с кем-нибудь спит - главное для меня было, чтобы она была готова
раздвигать ноги, когда бы я этого ни захотел. А что она делает в
промежутках, меня мало волновало. Более того, я испытывал не ревность, а
неожиданный восторг, представляя ее с другим мужчиной, мысленно глядя на
нее со стороны, на наслаждение, ею поглощаемое, на ее столь знакомые
движения бедер, стремящихся к оргазму. И я испытывал от этих фантазий
вполне законное наслаждение. В психоаналитических анналах такие чувства
диагностируются как латентный гомосексуализм. Что ж, пущай диагностируют,
пока я наслаждаюсь.

Джил постоянно подозревала меня в неверности, и не без оснований, хотя
я тоже спал с ней всегда, когда ей этого хотелось, но в промежутках у меня
имелась, по меньшей мере, еще одна любовница. Женщины требуют верности,
потому что тогда им легче управлять партнером, шантажируя пиздой, потому
что, если нет другой пизды, ты становишься более зависимым от единственной.

Самое мучительное чувство у Джил, как, впрочем, и у многих женщин,
возникало от предположения, что я хочу ее только ебать. Женщины чувствуют
себя несчастными в двух случаях: когда их никто не хочет ебать или когда их
хотят только ебать. И ничто не могло убедить Джил в противном: ни моя
безотказная помощь в ее бытовых делах, ни наши общие интересы в искусстве и
совместная и, что самое главное, успешная работа в нем - ничто не убеждало
ее в моей заинтересованности, выходящей за пределы ее половых органов.
Единственным доказательством моей любви для нее была женитьба. После того,
как Джил стало совершенно ясно, что я на ней не женюсь, она начала
стараться а я ее подначивал наши отношения прервать, чтобы быть свободной
для другого мужчины. Ведь по традиции, если женщина начинает совокупляться
с другим, то получается нечестным продолжать ебаться с прежним любовником.
А Джил хотела быть честной. Я же говорил, что не ревную, что я остаюсь ей
другом, желающим ей наилучшего, а, значит, и наслаждения, пусть не
обязательно со мной. Но со мной - тоже. Главным для меня было, чтобы она
перестала смотреть на меня, как на потенциального мужа, а то я хочу
посадить бабу на хуй, а она хочет сесть мне на шею. Отношения любовников
состоят в том, что требования женщины к мужчине постоянно возрастают и
сводятся к требованию брака. В результате женщина остается либо с разбитым,
либо с новым, но все равно - корытом.

Значит, чувствами женщины руководит вовсе не любовь, ибо при любви
должно существовать одно желание - быть с любимым при любых условиях. Но
если эти растущие требования женщины не выполняются, то она решительно
похерит эту не нужную ей любовь. Вот мы и стали встречаться вместо
нескольких раз в неделю - один, чтобы у нее было время на поиски. Я
выспрашивал о ее похождениях.

Джил сначала было неловко рассказывать о них да еще - мне, но потом
решилась, и, увидев, что моя реакция не болезненная, а эротически
заинтересованная, совсем раскололась. Любовница стыдлива ровно настолько,
насколько ей позволяет любовник. Сначала было вроде не о чем рассказывать
мужики были мало интересные, и дальше поцелуев не доходило. Но вот она мне
объявила, что познакомилась с Тэдом, богатым мужчиной сорока пяти лет,
который к ней замечательно относится и который после нескольких встреч стал
планировать, как через сколько недель они съедутся жить вместе, а через
сколько месяцев - поженятся. То, чего я не могла добиться от тебя в течение
лет, я получила от него за две недели, - сказала она, торжествуя, - моя
уверенность в себе была нулевая, а теперь она взметнулась до небывалых
высот. Она рассказывает, как Тэд шлет ей на работу открытки, цветы, подарки
и прочие знаки внимания. Он очень старается, - говорит Джил. И в этой фразе
столько холодной наблюдательности за развитием чувства у жертвы, попадающей
в капкан пизды. - Ну, а что он за любовник? - спросил я. Тут Джил замялась:

- Странно мне как-то говорить об этом с тобой... - А ты не смущайся,
мне же не может быть безразлично, как удовлетворяют мою девочку. Ты кончила
с ним?

Я знал, что ей трудно кончить с новым мужчиной и что ей нужно к нему
приспособиться, приноровиться. У мужчины направление - от оргазма к
комфорту, а у женщины - от комфорта к оргазму. Несчастные женщины: одна
может кончать только лежа на спине, другая - только лежа на животе, третья
только лежа на боку и т. д., а мужик - хоть вниз головой, хоть на бегу, и
все - без всякого труда. - Нет, еще не кончила, - призналась Джил. - Но он
хоть знает, что делает? - Я еще не разобрала. Мы были вместе только три
раза, и первые два раза я была совсем пьяная. - Теперь ты понимаешь, почему
испокон веков считалось для женщины неприличным напиваться? - Почему? - Да
потому, что пьяной женщине трудно кончить. Вот мужчины, заботясь об
экономии собственных сил, и установили удобные для себя моральные нормы. -
И по той же причине, для мужчины пить - признак мужества, потому что у
него, когда хорошо выпьет, стоит, и он кончить не может, - продолжила мою
мысль Джил. Вот видишь, какая ты молодец - все понимаешь. Но у Тэда этот
закон, как мы знаем, не сработал. Давай встретимся, ты, небось, голодная да
и расскажешь все поподробнее. Ты сегодня не занята? - Нет, не занята. Да, я
хочу с тобой встретиться, я ведь ему ничего не обещала, и мы ни о чем не
договаривались, - сказала Джил, чтобы оправдать для себя совокупление со
мной. Я испытывал острейшее возбуждение и желание, поджидая ...

... нашу встречу. Причиной такого возбуждения было знание о том, что ее
ебет другой мужчина, что она не может с ним кончить и находится во
взведенном состоянии, несмотря на мастурбацию...

Категория: Классика | теги: секс дружба | печать


Только зарегистрированные пользователи могут оставлять в данной новости свои комментарии.