Лия, Алеша и Наташа - 12

9 февраля 2016 / Ведьмочка / Просмотров: 708

Часть 12 Алеша.

После фильма я никак не мог уснуть. Перед глазами мелькали соблазнительные картины. Наташа тоже не спала. Она сидела в соседней комнате и что-то писала. Было около двух часов ночи.
Свет в соседней комнате погас. Наташа зашла ко мне и прилегла рядом. Некоторое время мы лежали молча, внутренне переживая перепитии дня. Потом начали шептаться, делясь впечатлениями о фильме.

- Алеша, как тебе больше нравиться со мной? Тебе больше нравиться меня... или с Лией приятней?

- Наташа, я уже говорил вам: вы очень разные. Лия своими необузданными выходками, любопытством и возбудимостью заставляет как-то по новому чувствовать свое тело, обнаруживая совершенно незнакомые мне в нем свойства. Ты тоже очень женственна, обладаешь ярко выраженным женским началом. Если с Лией бывает все обычно бурным, но коротким, то с тобой чувства нарастают постепенно, успеваешь почувствовать и осмыслить, удовлетворение от тебя бывает полным.
- Ну, а как тебе все-таки приятней со мной?

- Я люблю, когда ты прижимаешься ко мне, - я похлопал ее по голой попке, - у тебя она очень приятная. Когда ты прижимаешься ко мне, я испытываю дополнительное наслаждение.

- Правда? Я это тоже чувствовала. Мне тоже приятно, ты так глубже проникаешь в меня.

- А что, разве тебе мало?

- Что ты Алешенька, мне его вполне достаточно. Но знаешь, как бы не было глубоко, а хочется еще глубже. Таковы уж мы женщины! - она опять положила руку мне на член, погладила его,
приговаривая:

- Он меня вполне устраивает, я люблю его.

- Наташа, а ты не ревнуешь меня к Лии?

- Нет , Алеша , мы с ней так близки, так много знаем друг друга, так слились с ней, что когда ты ласкаешь ее , мне тоже бывает очень приятно. Я хоть этого и не показываю, но тоже люблю смотреть на ваши с Лией забавы. Я погладил Наташу. Она раздвинула ноги, чтобы было удобней гладить там. Наташа была опять готова. Почувствовав это, я тоже зашевелился под её рукой.

- Подожди, Алеша, не торопись, давай поговорим еще о чем-нибудь. Ты много знал женщин до нас с Лией?

Я ответил, что всего двух. Это была правда.

- А ты?

А у меня до тебя кроме мужа никого не было.

- Ты не жалеешь, что развелась с ним?

Не знаю Алеша. Раньше думала, что правильно поступила. А сейчас думаю, что наша жизнь, при определенных обстоятельствах, могла сложиться по-иному. Если бы ты, Алеша, вовремя не подвернулся нам с Лией, мы с ней, наверное, с ума бы сошли. Как мы благодарны тебе за все. Но знаешь, Алеша, так продолжаться долго не может. Тебе надо устраивать свою жизнь, да и нам надо думать о будущем.

- Наташа, мне будет, очень жаль с вами расставаться.

- Алешенька, а нам - то каково? Ты думаешь нам будет легко? Но не может это продолжаться вечно!

- Я сам думаю, что наши отношения не могут долго продолжаться. Все скоро должно будет кончиться, т.к. мне надо будет скоро уезжать.

Некоторое время мы лежали молча, утешая друг друга нежными ласками. Потом Наташа легла ко мне спиной, взяла член в руку и начала водить им у себя между ног. Я чувствовал, как под усилием ее руки головка мягко раздвигает ее губы, каждый раз спотыкаясь о маленькую ступеньку. Там стало очень мокро. Наташа не препятствовала, когда член оказался против ближайшей ко мне дырочки, я сделал усилие, пытаясь туда проникнуть. Когда у меня с первого раза не получилось, сама направила его туда.

- Только не надо сразу глубоко.

Я осторожно двигал член, погружая фактически только головку. Отверстие туго охватывало ее, мешая вынимать совсем.
Чувствуя, что я боюсь сделать ей больно, надвинулась на него так, что он вошел до конца. Когда я хотел перейти в другое отверстие, Наташа шепнула:

- Не надо, кончай там.

Мы были слишком усталые и пресыщенные. Я еще несколько раз прижился к Наташе и оставил ее в покое, так и не доведя дело до конца. Мы опять лежали рядом, перекидываясь отдельными
фразами.

- Я принесу карточки. Давай их посмотрим вместе.

И, не дождавшись моего согласия, Наташа встала с кровати. Через минуту мы лежали рядом и при свете настольной лампы любовались нашей коллекцией. Одни фотографии показывали красоту
мужского и женского тела в момент наивысшего удовлетворения страсти, другие, снятые крупным планом, были излишне натуралистичны. Мне больше нравились первые. Особенно мне нравились
фотографии, где женщина сама направляет рукой член, или где ее поза выражала полную готовность. Нравились мне такие фотографии, где женщина своим телом, положением рук и ног, выражением
лица, всем своим существом как бы говорила о величайшем наслаждении, доставляемом ей мужчиной. Были шутливые фотографии.

Лия с Наташей в полной готовности приглашают меня к себе, а я стою перед ними и не знаю, какую выбрать. Или фотографии, где они своей неудобной позой, руками или складкой одежды мешают
мне добраться до них. Остается совсем мало, а добраться нельзя, правда, после таких шуток меня вознаграждали сторицей.

Было несколько фотографий, где не сама партнерша, а ее подруга направляла мой член в соответствующее место. Запомнилась фотография стоящей на четвереньках Наташи. Лия сидит на ней вер, раздвигая ее ягодицы. Я вставил Наташе кончик и вот-вот погружусь совсем. Хорошо передавала выражение неистовой страсти групповая фотография. Наташа лежит на столе с раздвинутыми ногами. Я стою перед ней на коленях и целую ее в промежность, а Лия лежит под столом и сосет мой член. Много было фотографий, где мои партнерши полуодетые. Создавалось такое впечатление что они так торопились, что не успели раздеться до конца (
впрочем, это было в действительности). Не полностью снятые чулки, оставшийся лифчик, полурастегнутый халатик, просто приподнятый подол платья - это все придавало фотографиям интимный характер и усиливало эротическое влияние. Несколько фотографий
изображало нас после окончания полового акта.

Особенно хороша была на одной из них Лия, безвольно распростертая на смятых простынях кровати. ноги еще не спели сдвинуться, руки разбросаны по сторонам, голова повернута на бок, рот полуоткрыт, грудь поднялась в последнем вздохе, по бедру стекает капля прозрачной жидкости. Еще много фотографий, как мы одеваемся, раздеваемся, купаемся, целуемся, спим или просто лежим, обмениваясь интимными ласками. Рассматривание фотографий привело к тому эффекту, на который рассчитывала Наташа. Чувства наши пробудились. Наташа повернулась ко мне и прижалась губами к моим губам. Мы обменялись долгим страстным поцелуем. Головка моего члена искала Наташин вход.

- Только не торопись - попросила Наташа.

Я не торопился, только повернул Наташу на спину и начал медленно... ее. Наташа лежала совсем неподвижно, вся отдаваясь сладким ощущениям. Я нарочно направлял член чуть выше, чем надо и он, как с горки, скатывался в горячую глубину. Время от времени мы замирали, плотно прижавшись друг к другу. Было очень приятно и я чувствовал что смогу еще долго. Влагалище Наташи стало просторным и мой член входил в него почти без сопротивления. У меня было такое впечатление, что когда я вынимал его, то там оставалась открытое отверстие. Я решил проверить это. Просунул руку между нашими телами и ввел палец в Наташино влагалище. Нет, дырочка все таки закрывается. Вдруг я услышал:

- Поглубже, Алеша.

- Наташа, остальные пальцы не пускают.

- А ты и остальные.

Я неуверенно ввел Наташе ладонь. Она с трудом продвигалась внутрь, раздвигая упругие стенки. Внутри оказалось не очень гладко. Стенки были как-бы гофрированные. Я боялся, что сделаю Наташе больно, но она молчала. Продвинувшаяся вперед ладонь встретила препятствие. Я осторожно ощупал его кончиками пальцев. Препятствие было выпуклым, а посередине его была маленькая впадина. Я пробовал ввести туда кончик пальца, но Наташа остановила мою руку:

- Алеша, не надо, ведь это же матка.

Я немного отодвинул ладонь назад и пальцами стал гладить стенки влагалища.

- Наташа, тебе же больно!

- Нет.

- А приятно?

- Сама не пойму, как - то странно, непривычно. Ты иногда что-то трогаешь пальцем, так у меня истома поднимается до самого горла. Хватит Алеша.

- Зачем тебе это было нужно, Наташа?

- Хотелось проверить, что чувствовала Лия.

- Ну и что?

- Наверное, у нее это было как - то по другому.

Я снова начал... Наташу, но чувствовал, что не удовлетворяю ее. Мужчина это хорошо чувствует. Слишком много было всего за сегодняшний вечер. Для удовлетворения Наташи нужно было что-то другое. И тут она мне помогла. "Подожди, Алеша", Я прекратил.

- Алешенька, можно я сделаю одну вещь? Ты не будешь потом надо мной издеваться?

- Что ты, Наташенька, Вам с Лией все можно, разве ты не знаешь?

Наташа поцеловала меня, проворно вскочила с кровати, минуту покопалась в ящике туалетного столика и подошла ко мне, пряча что-то за спиной.

- Алеша, закрой глаза и не открывай, пока я не скажу.

Я закрыл глаза и почувствовал, что Наташины руки трогают мой член и оборачивают его чем-то мягким. Потом я почувствовал, что на все это она одевает резинку презерватива.

- Теперь можешь открыть глаза.

Я взглянул вниз и увидел, что мой член стал раза в два толще и раза в полтора длиннее.

- Алешенька, ты не подумай, что мне твоего не хватает. Просто сегодня со мной что-то случилось, я никак не могу кончить, а без этого, боюсь, со мной будет тоже, что и с
Лией. Ты уж прости меня.

Я заверил Наташу, что все понимаю, ничуть не обижен и, если она считает, что так ей будет лучше, то я не возражаю. Мой член ничего не чувствовал, через слой фланели и Наташа сама направляла его в себя.

- Наташа, если тебе будет больно, дай мне знать.

- Хорошо, Алеша. Не бойся, давай.

Теперь Наташа не лежала не подвижно. В такт моим движениям тело ее вздрагивало, сквозь стиснутые зубы прорывались легкие стоны, ногти впивались в мои плечи. С ней происходило то
же, что с Лией. Тоже начало дрожать и биться в конвульсиях тело,стоны перешли в протяженные вскрикивания. Я уже не мог остановиться. Наташа вскрикнула в последний раз, ноги ее судорожно сжали мои бедра и она неподвижно распростерлась подо мной. Я пришел в себя, вытащил член и сорвал с него все. Потрогал лицо Наташи. Из глаз у нее текли слезы.

- Наташа, что с тобой?

- Все хорошо Алешенька. Полежи со мной рядом минутку спокойно.

Я лег рядом, стал гладить тело НАташи. Наташа открыла глаза, села на кровати и счастливо засмеялась.

- Алешенька, как мне сейчас хорошо и спокойно. Миленький, что же я смогу для тебя сделать, ведь ты еще не кончил?

Признаться, я уже не думал об этом. С меня было достаточно, я отклонил предложение Наташи. Утомленные, полностью удовлетворенные, мы лежали на кровати обнявшись. Наташа , засыпая,
шептала мне:

- Алешенька, как хорошо ты меня сейчас.., еще никогда я не чувствовала такого полного удовлетворения, я хочу, чтобы ты меня еще когда-нибудь так. Миленький, я ради этого готова
на все, делай после этого со мной все, что хочешь, только...меня.

Категория: Классика | теги: классика, Алеша | печать


Только зарегистрированные пользователи могут оставлять в данной новости свои комментарии.