Любовники

11 июня 2008 / Ведьмочка / Просмотров: 11649

В моих руках был конверт, врученный мне женой. Сквозь просвечивающую
поверхность я видел листок, исписанный снизу доверху мелким, бисерным
почерком.

Жена прошла в спальню и затихла там, а я отправился в гостиную, и
прежде чем распечатать конверт, долго вертел его в руках, размышляя о
происходящем. Итак, думал я, необходимо сориентироваться в происшедшем и
определить к нему свое отношение... Моя жена Марта, которую я знаю многие
годы, завела себе любовника, пока я был в больнице после автомобильной
аварии. А если выражаться более точно ее завел в качестве любовницы наш
новый сосед по лестничной площадке.
Это еще не все. Его зовут Эвальд, он коммерсанг. Кроме того я знаю со
слов жены о том, что он, этот загадочный Эвальд обладает непонятным
магнетизмом и в силу этого способен завораживать женщин, превращать их в
послушных рабынь.

Во всяком случае, именно это и произошло с Мартой, женщиной, которую я
знал многие годы.. Она стала в считанные недели совершенно непохожа на
себя. Она позволяет обращаться с собой как со шлюхой, позволяет издеваться
над собой, пороть себя ремнем, услужливо выбривает себе промежность, носит
в заднем проходе толстый искусственный член специально для того, чтобы
расшириться и стать более доступной сзади для своего любовника. Кроме того,
она спокойно и с видимым наслаждением рассказывает все это мне - своему
мужу. А поскольку чувства у нее явно не атрофировались, например, чувство
стыда и способность осознавать позорность и унизительность своего
положения, остается только быть уверенным в том, что все происходящее
доставляет ей какое-то новое, неведомое ей дотоле наслаждение.

Вот и сейчас она лежит в нашей спальне, вернувшись от своего жестокого
и изобретательного любовника. Что-то он еще новое придумал... Она молчит,
уверенная в том, что я и сейчас не буду возражать против ее похождений. Но
и действительно, что я могу ей сказать, если ей самой нравиться ее
положение?

Сказать ей, что она шлюха? Но она прекрасно знает это, и именно это и
доставляет ей главное наслаждение.

Самое главное в настоящую минуту - это то, что Эвальд настолько

уверенно себя чувствует, настолько не сомневается в себе и своих силах, что
прислал мне письмо. Мало того, что он не стесняется вызывать мою жену к
себе прямо по телефону, совершенно не считаясь с тем, что я нахожусь дома.
Он еще и письмо прислал...

Трясущимися от волнения руками я распечатал конверт.

»Дорогой сосед! « - начиналось оно. Почерк был дей-ствительно мелкий,
буквы были украшены многочисленными завитушками, что выдавало в хозяине
человека изобретательного, склонного к самолюбованию и самоанализу.
Впрочем, у меня уже была возможность в этом убедиться...

»Дорогой сосед! Уверен, что Вы не обидитесь на меня за то, что
сегодня, в день Вашего возвращения домой после длительного отсутствия, я
побеспокоил Вас и вызвал к себе Вашу очаровательную жену, как делал это
всегда в течении последнего времени.

Ваше молчание и отсутствие какой-либо реакции на рассказы Вашей жены о
наших с ней отношениях, наводит меня на приятную мысль о том, что я имею
дело с разумным и сексуально развитым человеком. Должен признаться Вам, что
Марта регулярно рассказывала мне о том, что посвящала Вас в самые
интим-ные детали наших с ней взаимоотношений.

Я думаю, что оказываю Вам крупную услугу. Дело в том, что после долгих
лет счастливой супружеской жизни вы с Мартой несколько надоели друг другу,
а теперь рассказы Вашей жены позволяют Вам увидеть ее с фугой, новой для
Вас стороны. Особая ценность такого общения, на мой взгляд, состоит в том,
что все-все, что она Вам рассказывает - правда, и она действительно
получаст от всего этого удовольствие. А раскрытие таких, новых для нее и
для Вас граней ее характера, уж согласитесь только моя заслуга. Если бы не
я- Вы никогда бы не узнали, какая интересная женщина таится под оболочкой
Вашей привычной для Вас супруги.

Но я думаю, что вся сложившаяся ситуация была бы односторонней и
несправедливой, если бы Вы остались совсем в стороне. Я обещаю Вам, что со
своей стороны буду стремиться к тому, что бы Вы всегда имели пол-ную
информацию о происходящем, чтобы Вы были полноценным зрителем, и, можно
сказать, участником наших игр.

В частности, сегодня я постарался сделать так, чтобы наши игры с
Мартой были максимально наглядны для Вас и Вы могли полностью убедиться в
реальности происходящего...

На этом позвольте закончить свое короткое друже-ское письмо и искренне
поздравить Вас с возвращением домой.

Всегда готовый к услугам Ваш добрый сосед Эвальд. «Прочитав письмо, я
несколько минут сидел на стуле без движения и размышлял. После этого я
поднялся и направился в спальню.

Марта лежала на кровати как была, в своем праздничном платье. Лицо ее
было по-прежнему бледным и усталым.

»Что написал тебе Эвальд?» - спросила она слабым голосом, стараясь
придать ему равнодушие, но при этом явно волнуясь.

А ты не догадываешься?

»Нет. Я не имела возможности подглядывать. « Я подошел к кровати и
взял Марту за руку. Рука была горячая и мелко подрагивала.

»Разденься» - сказал я - «Я так давно не видел тебя обнаженной. «
Марта встала и потянула через голову платье. Когда она сняла его, перед
моими глазами предстала картина, которая за последнее время часто возникала
в моем воображении, но к которой, я, как выяснилось, совершенно не был
готов.

На Марте были только чулки на резинках и больше ничего.

Я знал, что она не носит теперь трусы, потому что Эвальд ей этого не
разрешил, но увидать свою жену без трусов это испытание. Но самое главное
было не в этом.

Вся попа Марты, ее ляжки, бока и часть спины были исполосованы
хлыстом. Красные припухшие борозды пересекали белое тело моей жены. Они
сверкали на ее теле, они устрашающе багровели> Так вот что имел ввиду
Эвальд, когда писал мне письмо, что дает мне возможность быть полноценным
свидетелем, а может быть и участником всего происходящего...

Марта медленно поворачивалась передо мной, уст-ремив на меня
испытующий взор. Она как будто ждала моей реакции.

»Он порол тебя опять? « - только и нашелся я что спросить.

»Да» - прямо глядя мне в глаза, ответила Марта - Ты видишь сам, как
сильно он хлестал меня. И как мне было больно. « «Ты кричала? Плакала?
Просила прекратить? « «Да. Но потом я просто стонала. А потом- потом я
стала просить его взять меня. И он удовлетворил мои мольбы. И ка только он
прикоснулся ко мне, чтобы овладеть мной в позе раком, я сразу же кончила. «
Марта стояла передо мной совершенно голая, в одних чулках. Я смотрел на
нее и во мне при виде ее просыпалось давно затаенное желание. Я
почувствовал как брюки мои напряглись, как мое естество стало распирать их,
стремясь наружу. Так мы стояли напротив друг друга.

»Эвальд только успел выдернуть из меня искусственный фаллос, который я
теперь вообще постоянно ношу в попке, и приготовился взять меня. Но я не
дождалась этого. Я была уже совершенно готова. Когда он стегал меня, оргазм
уже приближался ко мне. Только руки мои были связаны, и поэтому я была
лишена возможвости помочь себе пальцами, и поэтому только не могла кончить
под его ударами. Но теперь, когда он развязал мне руки, и я почувствовала,
как его пальцы раздвигают мои срамные губки, я сразу потекла. Из меня
брызнул такой фонтан, которого я сама не ожидали. И тогда Эвальд засмеялся
и взял меня. «Тебе что же, нравиться, когда тебя сосут? « - спросил я и
тотчас же пожалел о бестактности вопроса.

»Нет. Мне не нравиться» - ответила Марта, опустив глаза.

Она как будто сжалась от моего прямого вопроса, заставшего ее
врасплох. Вероятно она сама себе боялась задавать этот вопрос, и теперь не
могла сразу сформулировать.

»Нет, мне это не нравиться. Но при этом я почти сразу кончаю. « -
ответила моя жена - «Когда Эвальд сечет меня, я плачу и страдаю. Мне стыдно
и больно. Но эти два чувства настолько сильны, что количество переходит в
качество и рождает оргазм. И тогда я кончаю и испытываю наслаждение.

»А когда он ухитрился написать мне письмо? « поинтересовался я.

»Уже в конце. Я стояла перед ним на колеях и сосала у него. А он при
этом писал тебе письмо. « Я осмотрел фигуру Марты и сказал: «Вот что.
Повернись задом. Я хочу посмотреть, насколько тебе идет искусственный
фаллос в заднице. « Так грубо я никогда не разговаривал со своей женой. Но
теперь она, видимо, привыкла к такому обращению, потому что немедленно
выполнила приказание. Да не как-то, а, повернувшись, выпятила попу далеко
назад, и раскорячившись, развела руками свои ягодицы.

Я подошел поближе и увидел, что из растянутого до невозможности ануса
действительно торчит ручка здоровенного фаллоса из бледно-зеленого
пластика. Я взялся за неси пошевелил. Марта застонала и изогнула спину. Мне
это показалось интересным и я стал продолжать шевелить фаллосом в заднем
проходе моей жены. Марта стонала и извивалась передо мной. Мне начало
становиться понятным, что вдохновляло Эвальда...

Вдруг Марта взмолилась: «Дорогой, я больше не могу.

Давай ляжем, наконец, в постель. А то мы оба с тобой так устали
сегодня. « Я лег в постель, а Марта поплелась в ванную подмываться. Она
делала это, чтобы возбудиться.

Но меня ждало разочарование. Марта обхватила мою шею руками, и я
услышал ее прерывающийся шепот: «Нет, мой милый, только не в низ. Внизу у
меня так все растерто и болит, что я не смогу принять тебя так как надо. «
Я спросил озадачено: «Но ведь у тебя только попка растянута. И, кроме того,
насколько я понял, Эвальд трахает тебя только туда в задний проход. « «Нет,
дорогой, ты не понял» - зашептала Марта и, застыдясь, прижалась ко мне
теснее, пряча лицо: «Он действительно не имеет меня во влагалище. Он всегда
говорит, что влагалище у жены предназначено только для мужа. Он говорит,
что только мужья копаются в мокром влагалище... А настоящие мужчины,
любовники, трахают женщин только в зад и в рот. Но влагалищу все равно
достается... « «Почему? « «Да потому что теперь Эвальд всегда привязывает
меня к кровати, когда порет. И получается так, что каждая нога привязана к
разному концу кровати, и ноги Всегда оказываются широко раздвинутыми. «Ну
и что? « - нетерпеливо спросил я опять.

»А Эвальд делает это специально, чтобы пороть плеткой не только по
заду, но и попадать по промежности. И моему влагалищу, конечно, тоже
достается. Это так больно, что не будь я привязана, непременно бы сдви-нула
ноги, просто машинально. Но когда ноги привязаны, приходиться терпеть. Я
только прощу бить не так сильно, но, думаю, что это только раззадоривает
Эваль-да. « «И после этого ты кончаешь» - дрожащим от волне-ния голосом
сросил я.

»Да, именно после этого... Хотя и от остального тоже» - прошептала
Марта и стала сползать вниз: «Милый> я сейчас сделаю тебе минет. Тебе
понравиться. У меня теперь такой натренированный ротик... « Мой член попал
будто в горячую и влажную пещеру. Ротик моей жены действительно оказался
хорошо тренированным для подобных упражнений. Во рту ее все как будто
клокотало, мой фаллос чувствовал себя по-груженным в кипяток. Движения
язычка вокруг головки доводили меня до неистовства. Горло Марты оказалось
глубоким и горячим. Оно было подобно жар-кому жерлу, куда погружался мой
истосковавшийся и вожделеющий орган.

Но этого мне было мало. Поэтому довольно скоро я вытащил член изо рта
жены и, притянув Марту повыше к себе, лег на нее. Она запротестовала, но я
уже не готов был слушать ее возражения. Прямо под моим членом оказался
горячий, гладко выбритый лобок моей жены. Она послушно раздвинула ноги, и
мой член уткнулся в промежность. О, какая она оказалась горячая... Мягкие
раздроченые половые губы раздвинулись, и член стал беспрепятственно
входить вовнутрь. Несколько оргазмов пережитых за сегодняшний вечер, и
плетка Эвальда, безжалостно выпоровшая эти срамные губки, сделали свое
дело. Между ног жены все теперь было мокрым и податливым. Там было болото,
широкая щель, в которую могло бы войти бревно...

Марта стонала и дергалась при каждом моем движении.

Руками я обхватил ее высеченные ягодицы, пальцами при этом ощущая
вздувшиеся борозды от ударов плеткой. Марта через несколько мгновений стала
покорно двигаться мне навстречу. Она подмахивала теперь привычно, и я
отметил про себя, что делает она теперь это гораздо профессиональнее и
энергичнее чем прежде.

»Ой, как больно» - стонала Марта, содрагаясь подо мной Ой, я не могу
терпеть. Ой, мамочка, как там все болит» но при этом я чувствовал, что все
тело ее трепещет от желания. Очень скоро я кончил, и в ту же секунду я
почувствовал, как напряглась. Жена и из нее брызнул сок.

Она тоже испытала оргазм.

Я отвалился от нее и лег на спину. Марта приникла ко мне всем телом.

»Тебе было все же хорошо? « - спросил я, когда отдышался.

»Да, милый. Хотя и очень больно во влагалище... Но это даже придало
дополнительную острогу ощущениям. Потом, ведь ты знаешь» - прошептала
Марта стыдливо - «Меня ведь уже очень давно не- трахали во влагалище.
Эвальд только в первый раз сделал это, а потом он брезговал. А женщине ведь
и это тоже нужно. Но вот теперь ты вернулся и теперь ты будешь всегда со
мной. « «И буду дотрахивать тебя после Эвальда? « - пошутил я,
усмехнувшись.

»Ну да, ну да» - зашептала Марта, не услышав юмора в моем голосе - «Он
ведь любит только в попку и в ротик, а ты будешь потом во влагалище. « Так
продолжалось несколько дней. Я уже уверенно ходил по квартире и вскоре
собирался прогуляться по улице.

Вечером после работы приходила Марта, мы ужи-нали.

Иногда вдруг звонил Эвальд и вызывал мою жену к себе. Я не возражал.

Когда Марта поняла, что я не имею ничего против подобных вызовов, она
успокоилась и перестала комплексовать по этому поводу.

Она уходила, я оставался один. Я ждал прихода моей жены.

Каждый раз, вернувшись после Эвальда домой, она бывала разной. Иногда
она бывала весела и ожив-лена. Это бывало тогда, когда встреча прошла по
обыч-ному сценарию.

А иногда моя жена была утомленной и подавленной. Это когда порка и
издевательства превышали обычную норму, к которой Марта уже привыкли и
сносила с удовольствием.

После возращения Марта шла в ванную подмываться и потом ложилась ко
мне в постель.

Меня это волновало. Меня возбуждало сознание то-го, что сейчас я буду
обладать совершенно затраханной женщиной.

Моя жена Марта действительно волновала меня в таком виде. Тем более,
что это было не только мое знание, но, кроме того, я имел вполне
убедительные «вещественные доказательства».

Тело Марты теперь всегда имело следы плетки, ко-торой стегал ее
любовник, из красного воспаленного ануса торчал внушительный стержень,
раздирающий ее задницу.

Что же касается остального, то есть нечто особенно возбуждающее, когда
твой член входит в раздроченную, размягченную, мокрую, можно сказать,
истекающую щель влагалища...

Через неделю я, наконец, вышел на улицу. Был выходной, и Марта шла со
мной. Мы спускались по лестнице, когда навстречу нам с первого этажа стал
подниматься человек.

Это была неожиданная, и уж конечно никем не запланированная встреча.

Мужчина был высокого роста, темноволосый, одет, что называется «с
иголочки». Импортный костюм, дорогие ботинки, очки в модной оправе. А
галстук... Такие галстуки я видел однажды в самом дорогом магазине на Виру.
Но самое главное, что сразу бросилось мне в глаза и запомнилось навсегда,
как главная отличительная черта - были глаза. Темные, очень внимательные.
Можно сказать изучающе-проникновенные.

Мужчина поднимался к нам навстречу, и по задрожавшей руке Марты я
догадался, кто передо мной.

У меня не было ни одного мгновения, чтобы оценить ситуацию. Но мне оно
и не понадобилось. Мужчина остановился и улыбнувшись, посмотрел на меня. Он
стоял передо мной, улыбаясь и держа на весу перекинутый через руку плащ.

»Милый, познакомься. Это наш новый сосед, Эвальд.» услышал я робкий и
неуверенный голос жены.

»Очень приятно» - сказал Эвальд и протянул мне руку - «Я много слышал
о Вас. « Мне не оставалось ничего другого, как обменяться с ним
рукопожатием. Рука его была твердой, как сталь так не соответствовавшая
выражению его лица - спокойного и дружелюбного.

»Рад быть Вашим соседом» - сказал он мне - «Надеюсь, мы еще увидимся.
» Он стал подниматься по лестнице, а потом вдруг обернулся и улыбаясь по
прежнему широко, спросил:

»Да, кстати, скажите. Вы получили мою записку? « Я не знал, что
ответить и стоит ли вообще отвечать. Тем более, что мы все трое стоящих
сейчас на лестнице, отлично понимали, что это была за записка. Поэтому я
только кивнул.

»Ну и отлично. Если Вы не против, я пришлю Вам еще одну вскоре.
Надеюсь, Вам будет интересно. « Эвальд замолчал и добавил: «Вообще я очень
расчиты-ваю не обмануть Ваших ожиданий. « С этими словами он окончательно
отвернулся и пошел вверх.

Так произошла моя первая встреча с Эвальдом. Вторая случилась на
следующий день. Мы с Мартой опять пошли гулять. Я обещал пригласить ее в
кафе.

Мы шли по улице, когда вдруг рядом, с нами у тратуара остановилась
машина. Из нее вышел Эвальд и вежливо поздоровался. Рука Марты, державшая
меня под локоть, опять задрожала.

Эвальд извинился: «Можно ли попросить Вашу супругу на несколько
минут? « Я ничего не ответил на это.

»Вы ничего не имеете против? « - еще раз поинтересовался Эвальд.

Они отошли на несколько шагов и я увидел, как Эвальд мягко заводит
Марту в подъезд дома. Они оста-вались там несколько минут. Все это время я
нервно курил и думал, что еще новенького припас для нашего с Марго
семейного благополучия Эвальд.

Очень скоро они вышли. Эвальд раскланялся со мной и сев в машину,
укатил. Марта подошла ко мне. В глазах ее стояли слезы. Я заметил, что она
как-то странно идет. В походке Марты что-то изменилось. Она взяла меня под
руку.

»Дорогой, прости меня, но может быть, мы не пойдем сегодня в кафе? «
»А в чем дело? - не мог не поинтересоваться я. «Дело в том, что Эвальд...
О, это ужасно» - чуть не расплакалась моя жена.

»Он завел меня в парадную и там для начала заставил задрать юбку. Я
сделала это, и он проверил, хожу ли я без трусов, как он велел. Конечно, я
теперь всегда хожу с голой задницей, как шлюха. Да ты это знаешь. Но Эвальда
это не удовлетворило. Он приказал мне раскорячиться и показать, торчит ли
в моей попке его стер-жень, который он велел мне носить. Я показала и это.
Я все время боялась, что в парадную кто-нибудь зайдет и увидит меня, как я
стою перед мужчиной с задранной юбкой и, отклячив попу, показываю ему все.

Ведь, войди кто-нибудь, я не успела бы опустить юбку и принять
нормальную позу.

Но, к счастью, никто не вошел. А Эвальд вытащил из меня искусственный
дилдо и взамен вставил другое. Оно гораздо толще и длиннее. Но длину я еще
как-ни-будь выдержала.

Но толщина... Милый, я не могу ходить, пока оно торчит в моей попке.
Эвальд вогнал его в меня одним движением, я даже и охнуть не успела...
Теперь они торчит и разрывает меня. Эвальд прибавил при этом, что меня
нужно еще больше расширить, потому что меня ждут новые испытания. « Марта
прижалась ко мне, и я повел ее домой. Марта еле ковыляла, виляя задом, и не
в силах сдержать стоны.

»Ты знаешь, милый»- доверительно проговорила она - «Я не уверена, что
смогу так долго проходить. А завтра ведь идти на работу... А сегодня ночью
я не смогу уснуть. С таким дилдом в попке не заснешь. Пока она делилась
со мной своими сомнениями, мы дошли до дома. А там, как только мы вошли в
квартиру, раздался телефонный звонок. Конечно, это был Эвальд. Марта быстро
накрасилась и заковыляла, смешно отставив зад, к нему.

Пришла она только в полночь. Все также отставив попку, она прошла к
кровати и, не глядя на меня, подняла юбку и встала раком. Повернув ко мне
лицо, она проговорила:

»Ну, что же ты... Тебе письмо. « Марта стояла на кровати на
четвереньках, опустив голову. Лицо ее пылало, прическа безнадежно
растрепалась, пряди волос свисали со лба.

Я подошел поближе и увидел, что вместо обычного и уже привычного
пластикового дилда в попе моей жены торчит свернутый пакет. Я взял его и
вышел в другую комнату.

Марта не пошла за мной, а осталась лежать вд кровати.

В пакете было письмо.

»Дорогой друг! Думало, что вам не без интересно будет ознакомиться с
посылаемыми материалами. Извините за краткость, но думаю, что слова будут
излишни. « Вместе с письмом была пачка фотографий. Я стал рассматривать их
одну за другой. На всех фотографиях была изображена Марта.

Первая фотография показывала ее стоящую посреди какой-то комнаты.
Марта стояла широко расставив ноги и держа руками поднятую юбку. Отчетливо
был виден выбритый лобок. При этом сама Марта спокойно и прямо смотрела в
объектив. Из этого явственно следовало, что она знает о том, что ее
снимают и сознательно позирует в столь непристойной позе.

На второй фотографии Марта стояла на четвереньках в также задранной
юбке. Наружу торчал голый зад, который она отставила, прогнувшись. Женщина
в Позе, готовая для того, чтобы ее трахнули в попку.

Третья фотография показывала Марту на кровати. Отчетливо были видны
веревки, которыми она была привязана. Моя жена была распята на кровати, с
раздвинутыми в стороны ногами, открыто демонстрировавшая свое влагалище.
Не знаю почему, но на снимке само влагалище, срамные губы были раздвинуты и
образовывали широкую и глубокую щель, призывно раскрытую...

И на всех фотографиях были видны следы плетки,. Которой ее секли. Лицо
Марты при этом выражало смешанные чувства страха, стыда и желания. Что-то
порочное было в ее глазах, что-то провоцирующее. Глядя на лицо моей жены
на всех снимках, хотелось сделать ей что-то еще, столь же болезненное и
унизительное. Выражение лица Марты как бы провоцировало на это.

Вот тогда я стал понимать Эвальда. Действительно, Марта в каком-то
смысле была находкой. Ведь не каж-дая женщина обнаруживает столь явные
склонности к тому, во что ее с такой легкостью втянул Эвальд. В женщине
может дремать шлюха в течении многих лет, а может так и никогда не
пробудиться, если не сложатся соответствующие благоприятные к тому
обстоятельст-ва. А вот Марте повезло, что на ее пути встретился такой
человек, как Эвальд. Он, вероятно, с одного взгляда понял, что
представляет из себя стоящая перед ним женщина из соседней квартиры... И
удачно воспользовался ситуацией.

Удачно для кого? Для себя? Да. Для Марты? Видимо, да.

Для меня? Я не знал...

Я вернулся в спальню, где Марта все также лежала на кровати, глядя в
потолок.

»Ты знала, для чего тебя он фотографирует? « Нет, конечно» - ответила
Марта, все также не глядя на меня - Эвальд вообще не терпит, когда я задаю
ему вопросы. За лишнее слово от него можно получить пару таких пощечин, что
расхочешь лишний раз спрашивать.

Конечно, не знала. «Он бьет тебя по щекам? « Я был поражен. До этого
я как-то не представлял себе, что мою жену можно спокойно бить по щекам, и
она будет покорно тер-петь. Марта смолкла, и после некоторого колебания
сказала: «К этому я уже давно привыкла. Он бьет меня по щекам, а после
этого я целую ему руки... Это часть моего воспитания, как он говорит.
Труднее стало теперь, когда несколько дней назад Эвальд перешел к
следующему этапу моей дрессировки. К этому я была не готова. Как не
стараешься приучить себя к мысли, что самое стыдное ты уже прошла, всегда
бывает еще стыднее...

Эвальд стал приглашать своих друзей. Их у него несколько. Они
приходят, и он исподволь показывает успехи в моем воспитании. Конечно, все
это так не называется. Но теперь Эвальд бьет меня по щекам при них.

Он делает это за малейшую провинность с моей стороны.

Например, первый раз, когда он сделал это, я уронила вилку со стола на
пол. Он сказал: «До чего же ты не ловка», и отхлестал меня по лицу. И я не
знала, куда девать глаза после этого. Тем более что его приятелей вся эта
сцена откровенно развеселила. Особенно им понравилось, когда Эвальд
заставил меня весь вечер стоять на коленях перед ним и подавать ему рюмку,
зажигать сигарету, подносить пепельницу. « Я не мог больше спокойно слушать
рассказ Марты. Не помня себя, я потянулся к ней. Лежа передо мной Марта
увидела, что я сгораю от страсти и подняв подол, раздвинула ноги.

Моему взору открылась огромная бритая промежность, вся мокрая,
сверкающая под лучами лампы влагой выделений.

Вероятно, Марта несколько раз за этот вечер кончала.

Теперь она была вся мокрая...

Жена смотрела на меня сверху вниз, как я потянулся губами и языком к
ее раскрытой промежности. Мой язык погрузился в мокрое месиво. В нос ударил
специфический запах, и я вспомнил, что Марта не успела подмыться, как она
обычно это делает после возращения от Эвальда.

Под языком у меня все захлюпало, из влагалища пошли пузыри... Клитор
красным воспаленным хвостиком торчал наружу. После прикосновения моего
языка он поднялся и набух. Марта начала возбуждаться. При этом она не
прекращала свой рассказ. Только голос ее стал более хриплый и речь стала
более затрудненной.

Иногда Марта прерывалась, чтобы сглотнуть слюну возбуждения.

»Когда приятели вдоволь насмотрелись на то, какая я дрессированная,
как домашняя собачка, Эвальд стал хвастаться дальше. Он привязал меня к
кровати в той самой позе, о которой я тебе рассказывала и которую ты видел
на снимке...

[1] 2

Категория: Анальный секс | теги: измена, любовники, анал | печать


Только зарегистрированные пользователи могут оставлять в данной новости свои комментарии.